Домой Экономика Стоимость недостроя приблизилась к триллиону

Стоимость недостроя приблизилась к триллиону

40
0

Стоимость недостроя приблизилась к триллиону

В условиях кризиса на первое место выходит оптимизация расходов. Какие-то статьи пересматриваются, иные и урезаются. Расчет делается на то, что «ужавшись» сегодня можно будет получить больше в будущем. Но на фоне всех этих мер пустыми глазами не застекленных окон в это самое будущее смотрит пресловутый российский недострой.

Объекты незавершенного строительства разбросаны по всей стране. Счетная палата уже не первый год бьет тревогу, ведь это деньги налогоплательщиков, рассыпающиеся в прах на заброшенных стройках. Аудиторы заявляют: реализуемые на федеральном и региональном уровнях меры к принципиальному изменению ситуации так и не привели. 

Всего на строительство объектов за счет бюджета (таковых насчиталось 76,6 тысяч) по состоянию на 1 января 2020 года было направлено 5,094 трлн рублей. Естественно, в категорию «объекты незавершенного строительства» попали и текущие стройки, где все идет по плану. Но среди них хватает и проблемных объектов. Так объектов, чье возведение приостановлено или законсервировано, называемых «брошенными» по итогам 2019 года выросло до 4,3 тысяч. А общее число «долгостроя» (так называют объекты, строящиеся более 5 лет) выросло до 3,4 тысяч. А вложено в них было 875,563 млрд рублей.

ФАИП или не ФАИП?

Естественно, первое, что отслеживает Счетная палата, это движение финансовых потоков. А в случае с ОНС они иногда бывают довольно запутанными.

Речь идет, в частности, о Федеральной адресной инвестиционной программе. Оказывается, ее порядок формирования на следующий финансовый год позволяет вносить новые объекты капитального строительства при наличии ОНС, не обеспеченных финансированием в очередном финансовом году, но ранее финансируемых в рамках ФАИП.

Слепые пятна в работе системы позволяют до бесконечности переносить сроки ввода объектов в эксплуатацию. И при этом – тратить деньги на «такие же, но другие» объекты.

«Отсутствие эффективной системы по учету, оценке ОНС и контролю за вовлечением таких объектов в хозяйственный оборот создает условия, при которых соответствующими федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации принимаются решения о строительстве новых объектов, аналогичных тем, по которым строительство не закончено, без оценки возможности завершения строительства таких объектов», – отмечают в СП.

Экс-министр строительства Владимир Якушев, выступая на онлайн-конференции «Борьба с незавершенным строительством как драйвер развития регионов» в рамках Форума стратегов-2020» описал несколько иную ситуацию: «Хочу отметить, что на данный момент мы получили такой объем незавершенки еще и потому, что субъекты Российской Федерации не получали полное финансирование в рамках ФАИП. Сначала регионам выделяли средства, благодаря которым можно было начать строительство, а потом, при формировании федерального бюджета на следующие годы, про них просто забывали, и денег регионы не получали». 

Однако по словам замминистра экономического развития РФ Сергея Назарова, не нужно складывать все в одну корзину. «Что касается федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП), то большая часть объектов незавершенного строительства реализовывалась в рамках других, отличных от нее механизмов. В первую очередь это применимо к объектам региональной и муниципальной собственности», – поясняет он, добавляя, что ежегодно в ФАИП включается не больше 100–150 новых объектов, а остальные переходящими (ранее уже реализуемыми в рамках программы). 

При этом в рамках Федеральной адресной инвестиционной программы, по словам Назарова, в эксплуатацию ежегодно вводится 200–300 объектов. И конкретно Минэкономразвития регулярно проверяет как реализуются проекты, в том числе и отстающие по срокам, заявил замглавы ведомства. 

«Таким образом, ФАИП является единственным действенным инструментом, позволяющим не «плодить» новые брошенные объекты, учитывая предусмотренные законодательством механизмы принятия решений о выделении средств на капитальные вложения и механизмы контроля за их эффективным использованием», – подчеркнул Назаров. 

Объекты вне закона

Одна из ключевых причин того, что решение проблемы с ОНС превратилось в классический долгострой, в том, что по всей строгости закона спросить за эти объекты нельзя. Просто потому что соответствующего закона нет. Ни в Градостроительном кодексе РФ, ни в других нормативно-правовых актах нет понятия «незавершенное строительство». Ну а на нет и объектов нет. 

«На мой взгляд, без закона мы не обойдемся, нам нужен закон, так как существует слишком много пробелов, которые пытались закрыть нормативными правовыми актами, но это не получается», – комментирует ситуацию председатель комитета ГД по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. 

Как отмечают в Счетной Палате,сейчас даже нет критериев принятия решения о способе вовлечения в хозяйственный оборот ОНС (завершение строительства, консервация, списание и снос, иные способы). 

«В реестре федерального имущества подлежат учету объекты, признанные ОНС и прошедшие регистрацию в Едином государственном реестре недвижимости. До момента регистрации в Едином государственном реестре недвижимости такие объекты являются капитальными вложениями и не подлежат учету в реестре федерального имущества», – поясняют в контрольном ведомстве, добавляя, что критерии, определяющие, какие объекты незавершенного строительства все-таки могут быть зарегистрированы, как недвижимость, тоже отсутствуют. Не предусмотрены ни степень готовности от общего объема строительства, ни необходимость вовлечения в хозяйственный оборот. 

Более того, спрашивать за «долгострой» и брошенные объекты сейчас еще и не с кого: на федеральном уровне за решение проблем незавершенного строительства по факту ни одно ведомство полностью не отвечает. Да, к решению проблем привлекли и Минстрой, и Минэкономразвития, и Минфин. Но кого-то одного, кто соберет в одну руку концы всех нитей – нет.

Пересчитать и … снести 

Конечно, нельзя сказать, что на недостроенные объекты просто махнули рукой, решив, что «проще новое построить». Сейчас по всей стране идет оцифровка объектов ОНС. Потом, как пояснил Владимир Якушев, будут приниматься решения о дальнейшем их использовании.

Минфину и Минэкономразвития предстоит разобраться с финансовой стороной вопроса: кому и как будут выделяться деньги. При этом что-то, видимо, придется изобретать на ходу, ведь, напомню, критериев и нормативов по большинству вопросов нет. 

Минстрой, в свою очередь, будет оценивать весь этот недострой с технической точки зрения, разобраться с проектно-сметной документацией. Правда, экс-глава ведомства все-таки полагал, что что-то проще будет снести. 

«Только когда будут определены денежные затраты и технология экономической эффективности, можно принимать решение о том, что выгоднее будет сделать с объектом незавершенного строительства: достраивать или строить новый. Хочу отметить, что технологии строительства ушли далеко вперед и некоторые объекты лучше построить заново, несмотря на то что финансово его выгоднее достроить», – рассуждал Якушев. Однако у его преемника может быть и другая позиция. 

Но пока ведомства определяются с отдельными позициями, Счетная палата настаивает на том, что нужно выбрать того, кто же все-таки приведет все это к общему знаменателю. И дать ему в руки подходящие инструменты в виде адекватных нормативных актов и законов. Иначе деньги налогоплательщиков так и будут уходить на стройки, которым не суждено стать чем-то большим. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь